?

Log in

No account? Create an account

Октябрь 1941 г.
leonid4
Подборка фоток с Ебея, видимо от одного и того же фотографа или из 10-й танковой, или из "Рейха"




Противотанковые ежи у Ельни на Минском шоссе





Кладбище дивизии СС "Рейх" недалеко от Гжатска в деревне Слобода у Минского шоссе





Танк где-то под Москвой



Колюбакино. Начало ноября 1941 г.
leonid4


Колюбакино. Первый снег. Горящий дом на берегу пруда. Немецкий снимок одного из солдат 78-й пехотной дивизии.

26 октября 1941 г. Руза.
leonid4


Переправа немецкой 78-й пехотной дивизии через реку Рузу в черте города Руза. Вскоре сапёры 9-го корпуса Гейера (куда входила 78-я пд) усилят захваченный гужевой мост до грузоподъёмности 16 тонн и сдедают его двухполосным.

"Подготовлена к взрыву..."
leonid4
Об Иваньковской плотине и не только...


Мой комментарий к «"Чудо под Москвой": официальный релиз» от dr_guillotin
leonid4

В книге Алексея Валерьевича перечисляются наши командующие, не оставившие мемуаров. Среди них упомянут и командарм 5 Говоров. В отношении него данное утверждение не совсем верно. В архиве Академии наук хранится стенограмма беседы Говорова с историком И.И. Минцем от 12.02.1942. Отдельные её фрагменты опубликованы в конце 90-х . Там Говоров излагает свой взгляд на события октября-февраля 41/42 г.г. в полосе 5-й армии. В чём-то его рассказ можно сравнить с воспоминаниями Гейера, написанных весной 1942 года. И тот, и другой излагали события по горячим следам.
Кстати, наверняка, Минц беседовал не с одним только Говоровым. Вполне возможно, что архив Академии наук хранит стенограммы бесед о боях под Москвой и Ефремова, и Власова...

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий


Обстановка к западу от реки Истры в ноябре 1941 года.
leonid4

22 ноября



23 ноября



24 ноября




25 ноября



26 ноября



28 ноября

Можайское восстание?
leonid4
Из ЖБД немецкого 7-го армейского корпуса от 18 января 1942 года:

"В северной части Можайска в боевых действиях активно участвует вооружённое гражданское население. Корпус начинает осуществлять карательные меры против гражданского населения"


19 января 1942 года. Хроника боевых действий к западу от Москвы на основе немецких документов.
leonid4
Погода: VII корпус отмечает: пасмурно, лёгкий снегопад, температура около минус 20°.


Горящие дома на дорогах отступления немецкой 87-й пехотной дивизии. Рисунок из альбома со схемой боевого пути 3-го дивизиона 187-го артиллерийского полка 87-й пехотной дивизии. Эту картинку безымянный немецкий автор прокомментировал коротким стихотворением. Даём его в подстрочном переводе:
Одновременно маяками вспыхивают деревни,
Их свет виден через холмы и долины,
Таким образом, русских всё же обманули —
Вместо возрастающей надежды «Вязьма»,
Они должны, беззащитные, начать строительство блиндажей.



В 9.00 ч. командующий 4-й танковой армией Руофф выезжает в штаб IX корпуса, расположенный в здании вокзала в Уваровке, где проводит совещание с командиром корпуса Шмидтом. Руоффу доложено о состоянии войск. 87-я и 78-я дивизии сильно ослаблены и потеряли большое количество материальной части. 252-я пехотная дивизия находится в несколько лучшем состоянии.
В 13.20 ч. отдаётся приказ XXXXVI танковому корпусу — после вывода с фронта 5-й танковой дивизии все оставшиеся в распоряжение корпуса части 11-й и 10-й танковых дивизий следует предать под управление IX корпуса. Они объединяются под командованием штаба 110-го мотопехотного полка (полковник Фрике). Продолжающие находиться в подчинении XXXXVI корпуса подразделения учебного полка особого назначения «Брандернбург» следует немедленно направить в распоряжение танковой армии.
В 16.40 ч. 3-ю танковую армию просят, после занятия конечных позиций, вернуть всё ещё остающиеся у неё подразделения 255-й пехотной дивизии и направить их через Гжатск в XX корпус.
В 16.50 ч. в группу армий «Центр» доложена согласованная с 3-й танковой армией (сосед с севера) последовательность отхода и прохождение промежуточных линий.
В 17.00 ч. начальник штаба 4-й танковой армии Рёттигер докладывает начальнику штаба группы армий «Центр» фон Грейфенбергу о текущем положении. Отход в целом идёт по плану. Атаки у Можайска отбиты. Именно здесь русские прикладывают основные усилия. К сожалению, 255-я пехотная дивизия не смогла пройти намеченного за день расстояния. В тоже время правое крыло XX армейского корпуса достигло села Передел и выдвигается дальше в строну Спас-Кузовы. В этом месте предполагается соединиться с 255-й пд и в дальнейшем совместными усилиями продвинуться к Фокино .
По соглашению с 4-й полевой армией на первое время 255-я пехотная дивизия остаётся в подчинении XX корпуса, до тех пор, пока она не установит связь с приближающимися с юга силами 4-й полевой армии. После этого 255-я дивизия с другими частями 4-й полевой армии, участвующими в закрытии русского прорыва, подчиняется LVII танковому корпусу.
В 19.45 ч. Руофф докладывает фельдмаршалу фон Клюге о продвижении 255-й пехотной дивизии. Её передовая полковая группа ещё сегодня достигнет района к западу от деревни Цветки. Завтра вечером, надо надеяться, — Юрманово . Движение затрудняется плохим состоянием дорог. Передовая полковая группа имеет только два орудия, остальные находятся в продвигающихся следом двух других полковых группах.
Около 23.00 ч. отдаётся приказ XX армейскому корпусу и 255-й пехотной дивизии на закрытие разрыва с 4-й полевой армией и перерезанию коммуникаций продвигающегося к Юхнову противника. Русские на южном фланге 4-й танковой армии, предположительно, наносят удар в сторону Юхнова, прикрываясь с севера в районе Спас-Кузовы.
Корпуса, особенно XX и VII, докладывают, что с наступлением темноты русские транспортные самолёты перелетают с востока на запад через линию фронта. Через несколько часов они, иногда на очень малой высоте, возвращаются назад. Без сомнения русские высаживают за линией фронта большой десант.

Командный пункт IX армейского корпуса генерал-лейтенанта Ганса Шмидта перенесён в село Покров, примыкающее к Уварово . Русские до полуночи продолжают наносить свои удары в полосе обеих правых дивизий (78-я и 87-я пд) — с особой настойчивостью по 87-й дивизии. 215-м пп отбиты две атаки, проводимые силами от взвода до роты к северу от Можайска на Неровново и Макарово. Неоднократно предпринятые атаки между 19.00 ч. и 23.00 ч. по 475-му пехотному полку также отражены. По левому флангу 87-й дивизии ведётся артиллеристский огонь. У 78-й пехотной дивизии ночью целью двух русских атак, отбитых с помощью танков, оставалось Авдотьино. На участке 252-й пд ночью боевых действий не происходило.
Днём русские также исключительно активны, по-прежнему с акцентом перед правым флангом корпуса. Здесь на участке 87-й пехотной дивизии противник наносит удары на Макарово и Новосёлки. Макарово обстреливается шестью тяжёлыми миномётами и в 15.30 ч. атаковано. Русские зашли в его восточную часть, но затем в 17.00 ч. их удалось отбросить. В полосе 78-й дивизии ранним утром Перещапово концентрически атаковано силами батальона с четырёх сторон. Ворвавшийся в нескольких местах враг сразу же был отброшен и преследовался 178-м разведывательным батальоном. Неприятель оставил 100 убитых. Больше до конца дня никаких атак не происходит.
С 9.00 ч. в штаб корпуса начинают поступать доклады от 252-й пехотной дивизии о появлении сильных разведгруппах неприятеля. С полудня русские стали наносить удары несколькими ротами под прикрытием огня танков на Милятино, которые застопорились из-за тяжёлых потерь. Во второй половине дня русским удаётся проникнуть в Карачарово, на стыке с ХХХХVI танковым корпусом.
С 17.00 ч. дивизии начинают отрываться от врага и отходить с Можайской линии (С-линия, линия 2) на линию 3 (D – линия, красная линия). Условно, для простоты восприятия текста, эту линию можно назвать Бородинской, так как она проходила через район знаменитого Бородинского поля.
Поступает приказ 4-й танковой армии, который окончательно утверждает «Зимний рейс» . В соответствии с ним IX армейский корпус 20.01. с 19.00 ч. принимает полосу ХХХХVI танкового корпуса со всеми задействованными там войсками. Один усиленный мотопехотный полк 5-й танковой дивизии выделяется в распоряжение армии. Подготавливается вывод с фронта остальной части 5-й танковой дивизии. Дополнительно в 18.05 ч. телеграммой подробно приказано, что подчинённые ранее ХХХХVI танковому корпусу части 10-й и 11-й танковой дивизий должны быть оставлены при IX армейском корпусе под общим управлением штаба 110-го мотопехотного полка (полковник Людвиг Фрике) 11-й танковой дивизии.


В полосе отхода 78-й пехотной дивизии Пауля Фёлькерса в утренние часы русские подготовились к атаке на Перещапово (14 км северо-западнее Можайска) с четырёх направлений, после чего крупные силы пехоты предприняли попытку выбить разведывательный батальон немцев из деревни. Противнику удалось ворваться в населённый пункт в нескольких местах. Тем не менее, он сразу отброшен сильными контратаками, а затем в ходе преследования был разбит. Его транспортные средства и противотанковые пушки покинули Ханево, при этом в населённом пункте осталось примерно 100 убитых (кроме того, удалось захватить 8 пленных). Интересно отметить, что 78-й дивизии в первый раз удалось взять в качестве трофея два американских пулемёта. Новых атак ни здесь, ни в Авдотьино больше в этот день не последовало. Однако русские вновь постепенно подтягивают крупные силы к Ханево. Нехватка артиллерийских боеприпасов не позволяет немцам эффективно накрыть район концентрации противника.
Отход со 2-й промежуточной (Можайской) оборонительной линии проходит по графику. Арьергарды уже вечером по команде дивизии отошли к опушкам леса южнее и западнее Авдотьино и Перещапово, так как оттуда им удобнее оторваться от противника. При этом оба гарнизона опорных пунктов, особенно 1-й батальон 195-го пп в Авдотьино, смогли ещё раз добиться значительных успехов — противник, вступающий в ярко горящие деревни, оказался хорошо освещён и попал под пулемётный огонь арьергардов. Русским нанесены существенные кровавые потери.
Ещё 18.01. дивизия направила командира 2-го батальона 195-го пп на новые позиции под Гжатск. Сегодня туда же выступили в марш штабы 178-го артиллерийского полка и 178-го сапёрного батальона. Дивизия исходит из того, чтобы заблаговременно отвести на будущий рубеж все имеющиеся в распоряжении штабы и войска, в которых нет острой необходимости на промежуточных линиях. Им следует ускорить проведение на Гжатских позициях строительных работ, пока ещё там можно работать беспрепятственно — позже при соприкосновении с противником этого больше не получится.
Штаб 78-й дивизии утром перешёл в Горячкино (7 км северо-восточнее Уваровки).

Приказ 87-й пехотной дивизии генерал-майора Вальтера Лухта об отходе вплоть до конечных позиций под Гжатском идёт в войска.
215-й пехотный полк, временно тактически подчинённый 87-й пд, совместно с танковой ударной группой Карла прочёсывает территорию к северу от Можайска между Неровново и Вяземским, а затем зондирует местность на восток от Вяземского. При этом уничтожено 40 русских, оставшиеся в живых отходят на восток. В 10.00 ч. русские с севера и востока прощупывают Новосёлки, однако, они отгоняются. В 15.30 ч. противник слабыми силами проникает в район Макарово, но отбрасывается в 17.00 ч. с помощью ударной танковой группы.
Отход проходит планомерно у всех полков.
Лейтенант Герхард Линке из 185-го пехотного полка пересёк в этот день район Бородинского поля, который в октябре 1941 г. русские ожесточённо защищали, а немцы, отходя, оставляли практически без боя:
«Быстро доехали на автомобиле до Головино , где должен подготовить помещение. Невесёлые мысли были, когда переезжал передовую, видел танковые рвы, далеко тянувшиеся проволочные заграждения. Зачем всё это? Жаль оставлять местность этому грязному, оборванному народу. Вчера небо во многих местах сделалось кроваво-красным. Запылали подожжённые деревни. Это сделано с тем, чтобы отнять у лезущих вперёд красных всякую возможность обогреться и найти какие-либо припасы. С жадностью пожирают языки пламени грязные домишки. Война беспощадна, это значит — мы или они!».

Ночью русские усиливают концентрацию пехоты и артиллерии перед всем фронтом VII армейского корпуса генерал-лейтенанта Эрнста Хелля.
Около 05.00 ч. 8 русских транспортных самолётов с бело-красными бортовыми огнями перелетели линию фронта вдоль Минского шоссе в западном направлении. Ночью 7-я пехотная дивизия отбивает атаку двух рот.
Утром поступает приказ 4-й танковой армии об поэтапном отходе на Гжатские позиции. Отвод должен начаться уже сегодня в 17.00 ч. Соответственно к 7.00 ч. утра следующего дня нужно быть готовым к обороне на промежуточной линии, условно названной Бородинской. Арьергарды остаются на старых местах на Можайской линии.
В ходе дня 7-я дивизия отражает вражескую атаку, проводимую силами от 200 до 300 человек, против дорожного перекрёстка к югу от Можайска. Захвачено 37 пленных. По Лыткино и по перекрёстку южнее Можайска русские ведут беспокоящий артиллерийский огонь из орудий тяжёлого калибра. 197-я дивизия также отбивает атаку, которая осуществлялась батальонными силами. Русские потери перед обеими дивизиями значительны.
К концу дня всё стихло. Кроме обычного беспокоящего огня никаких боевых действий не ведётся. 1-я батарея 637-го артиллерийского полка выступает в марш к XX корпусу (в распоряжение армии). В 17.00 ч. начинается отход с С-линии (Можайская линия). Арьергарды продолжают оставаться на старых позициях.
Потери VII корпуса за 19.01.: убитые и раненые — 90–100 чел.; пропал без вести — 1.
Поступает принципиальный приказ командующего танковой армией Руоффа с оценкой боевого опыта за последние недели. В этом приказе он просит корпус о существенно более жёстком руководстве войсками.
Подразделения управления штаба корпуса выдвигаются в сторону нового командного пункта в Вешки (недалеко от Уварово).

Вначале первой половины дня на участке 197-й пехотной дивизии генерал-майора фон Пауэра отбита атака двух рот противника севернее Минского шоссе.
В 11.40 ч. на основании полученного приказа корпуса дивизия отдаёт свой приказ об отходе на Гжатские позиции. День прошёл спокойно и без особых происшествий. Отход главных сил на Бородинскую линию (D-линия) начинается в 17.00 ч. и проходит по плану.

Почтовый штемпель, проставленный в день захвата немцами Калинина (Твери) 13.10.41
leonid4

5 декабря 1941 года.
leonid4
Погода: В полосе XXXXVI танкового корпуса к вечеру 30° мороза. Отмечается, что обморожения случаются даже в танках, внутри которых (несмотря на работающие моторы) температура доходит до минус 15°. В полосе IX корпуса — минус 32°, ясно.

В 11.30 ч. в Введенском (Клементьево) под Рузой началось совещание командующего 4-й танковой группой Эриха Гёпнера с начальниками штабов всех его корпусов. В ходе обсуждения немцы собираются выработать основу для решения, которое рано или поздно всё равно придётся принять в связи с кризисным развитием боевой ситуации вследствие наступления холодов . Констатируется, что вражеские силы пополняются новыми соединениями и численно превосходят немецкие. В тоже время русская артиллерия слабее, чем германская. Однако русские умело и с успехом применяют большое количество батарей ракетных установок.
Отмечается, что русские используют свою бронетехнику не целыми боевыми частями, а применяют их очень умело, иногда по одному или группами до 5 штук в качестве мобильных пулемётных или орудийных огневых точек в засадах по краям населённых пунктов или по опушкам леса. Наиболее неприятен русский танк Т-34. Он хорошо бронирован и вооружён, очень подвижен. Немецкое пехотное вооружение не обладает достаточными возможностями, чтобы защититься от этой боевой машины. Войска находят выход, используя трофейные противотанковые пушки и немецкие лёгкие пехотные гаубицы с противотанковыми снарядами. За почти три недели безостановочного наступления войска физически и морально основательно потрёпаны. Во всех частях существенные потери и незначительные боевые составы. Особенно неприятно обращает на себя внимание высокая убыль командиров. Атакующий настрой отсутствует. Некомпетентность на нижнем уровне руководства растёт, что приводит к увеличению потерь. Зимняя одежда для русских условий малопригодна. Люди апатичны и в страшной мере безучастны. Вследствие этого потери, по сравнению с более ранним периодом, чрезвычайно возросли. Лёгкие ранения усугубляются сильным морозом. Противник (как следует из немецкой пропаганды, уже побеждённый и не имеющий воли к сопротивлению) в реальности защищается очень упорно. Войска снова и снова вынуждены убеждаться, что русские отлично подготовлены к зимним условиям (меховые шапки, валенки, утеплённые ватой брюки и кители), в то время как сами немцы экипированы совершенно недостаточно. Поэтому существенно возросло количество обморожений, что, наряду с воздействием противника, истощает и без того незначительные боевые составы. Тогда как русские всегда находятся на подготовленных позициях, немецкие войска, напротив, лежат на открытой местности, не имея возможности зарыться в промёрзшую на метровую глубину землю. В то время как к русским постоянно поступают подкрепления (пусть даже слабо подготовленные), у немцев этого нет совсем. Наступившее в последние дни сильное похолодание существенно препятствует боевым действиям из-за замерзания оружия и моторов. В лучшем случае успех наступления ещё возможен после подвода свежих сил на участке V корпуса. Однако резервов в распоряжении нет.
Все начальники штабов выражают чёткое мнение, что дальше продолжать наступать нельзя. Поэтому командующий решается перейти к обороне. На какой линии следует занять оборонительные позиции, должно определить более высокое руководство. В тоже время, начальникам штабов следует высказать свои предложения по желаемой, по их мнению, линии обороны танковой группы.
Итак — решение принято. Превосходство русских слишком велико. Перед фронтом танковой группы, по её данным, стоят 17 стрелковых дивизий, 2 стрелковые бригады, 4 кавалерийских дивизии и 12 танковых бригад. В то время как в начале наступления 18.11. складывалось впечатление, что противник бросил в бой всё, что у него было и что его резервы, казалось, заканчиваются. Теперь же обнаружилось, что к нему подошли новые силы. Русские перешли к контратакам. Кроме того, танковая группа предполагает, что неприятель планирует наступательную операцию крупного масштаба.
Подробно описав обстановку главнокомандующему 4-й армией фельдмаршалу фон Клюге, Гёпнер докладывает, что по единогласному решению всех командиров корпусов войска больше не способны к наступлению и переходят к обороне на достигнутых рубежах (и что уже начаты необходимые мероприятия для перегруппировки и отвода войск). Гёпнер предлагает фон Клюге в качестве окончательной оборонительной линии выбрать Истринский рубеж. От Истринского водохранилища линия должна идти к Сенежскому озеру. На рубеже, слишком плотно подходящему к Москве, русские, по мнению Гёпнера, будут сильно беспокоить. Также командующий просит для своей танковой группы срочной переброски подкреплений — минимум трёх пехотных дивизий. В заключение Гёпнер подчеркивает, что он считает необходимым предоставить боевым группам (постоянно находящимся на открытом воздухе и на сильном морозе) особую продовольственную надбавку с более высоким содержанием хлеба и особенно жиров.

Против 11-й танковой дивизии XXXXVI танкового корпуса, начиная с 00.00 ч., проходят несколько крупных русских атак, поддержанных сильным огнём минимум 7 артиллерийских батарей, а также ракетных орудий, миномётов и низколетящих самолётов. Все удары отбиваются со значительными взаимными потерями. Позиции продолжают твердо оставаться в руках дивизии. В полосе соседнего V армейского корпуса противнику удаётся проникнуть в поселок Жёлтый и поставить, таким образом, под угрозу глубокий фланг 11-й танковой дивизии. Поэтому командир 11-й тд Вальтер Шеллер в телефонном разговоре с корпусом предлагает устранить фланговую угрозу и отвести обратно фронт до линии Александровка – Андреевское. Командир XXXXVI корпуса Генрих фон Фитингхофф не соглашается с этим, поскольку полагает, что вследствие этого никакого улучшения не произойдёт. Более того, возникнет опасность усиления натиска врага. Фитингхофф считает правильным, по меньшей мере, дождаться решения 4-й танковой группы о продолжении боевых действий.
Во второй половине дня в районе юго-восточнее Кутузово – Малино перед 11-й танковой дивизией замечено новое развёртывание противника. Также в полосе 5-й танковой дивизии неприятель зондирует местность у Надовражино и Баранцево. Огонь ракетных орудий и артиллерии ведётся по всей полосе XXXXVI корпуса.
В 07.15 ч. начальник штаба корпуса барон фон Шлейниц едет на совещание в 4-ю танковую группу, в котором принимают участие начальники штабов всех корпусов танковой группы. Шлейниц везёт командующему 4-й танковой группой письменные предложения корпуса.
На совещании обсуждаются:
a) трудности, вызванные холодами и недостатком зимнего обмундирования,
б) становящаяся всё более трудной работа автомобильного хозяйства вследствие морозов,
в) недостаток продовольственного снабжения, в частности, нехватка жиров.
После прошедшего обсуждения начальник штаба XXXXVI корпуса ещё раз докладывает начальнику штаба 4-й танковой группы Шалю де Белью причины, по которым необходимо принять решение о существенном отходе, так как на нынешних позициях ничего невозможно отвести с фронта в резерв.
Результат совещания состоит в том, что наступления 7.12. не будет. Ситуация с продовольствием у 11-й танковой дивизии напряжённая (там уже 4 дня отсутствует какой-либо подвоз).

В ходе совещания в 4-й танковой группе начальник штаба XXXX танкового корпуса полковник Эберхард фон Куровски заявил, что дивизия СС «Рейх» способна к атакам лишь с ограниченной целью и в тесной опоре на действия соседей. 10-я танковая дивизия наступать больше не может. Из докладов остальных корпусов следует, что преобладающее число их дивизий также не способны к атакующим действиям. В результате наступление остановлено, а фронт танковой группы должен быть отведён назад на благоприятные для обороны рубежи.
10-я танковая дивизия снимается с фронта и отводится за реку Истру. Этому предшествовал доклад, что её части невозможно толкать в наступление даже самыми решительными средствами, поскольку они полностью опустошены и морально, и физически.

Начальник штаба IX армейского корпуса Ханс фон Линстов выезжает утром на совещание начальников штабов 4-й танковой группы. С ним командир IX корпуса генерал пехоты Герман Гейер отправляет (согласно телефонограмме 4-й танковой группы от 4.12.) отчёт о состоянии войск. 4-я танковая группа ожидает приказа о переходе к обороне и занятии зимних позиций.
Гейер в 8.30 ч. напоминает Гёпнеру относительно просьбы о выделении новых сил и докладывает, что 252-й дивизией оставлено Покровское, а вопрос об эвакуации из Ершово рассматривается. Об атаке на Звенигород не может быть и речи. Причина — действия противника, упадок сил (в основном, из-за мороза) при отсутствии какого-либо зимнего снаряжения. Для корпуса, который больше не способен к возобновлению наступления, это не подлежит сомнению.
Поэтому решено сразу определиться с новой линией фронта и ускорить её строительство, используя все доступные силы. При этом перспектива нового наступления в расчёт не берётся. Чтобы сэкономить силы, задумано сделать оборонительную линию максимально короткой, пренебрегая тактическими недостатками.
У 78-й дивизии полковника Альфонса Хиттера за создаваемый передний край обороны принимается рубеж западнее Скоково. Ершово, по предложению дивизии, до поры до времени следует удерживать. Оставшиеся в нём силы должны прикрывать отход на северную окраину леса.
87-я дивизия генерал-майора Вальтера Лухта считает целесообразным перейти к обороне на линии Липки – Воронино (при условии, если будут удержаны Ершово и Воронино). Так как это не гарантировано, то выбрана линия Козьмино – Славково.
252-я дивизия Дитера фон Бём-Бецинга будет занимать позиции от стыка у Славково, далее на север по окраине леса до Падиково, которое должно удерживаться. Дивизия получила задачу вечером 5.12. отойти на эту линию, оставив прикрытие до вечера 6.12.
Ночью пехотная активность русских оставалась спокойной. В тоже время их артиллерия, миномёты и ракетные установки, а также авиация действовали более оживлённо (в частности, в среднем секторе), чем до сих пор.
У 78-й дивизии русские рано утром снова безуспешно атаковали Ершово. На протяжении остального дня неприятель ограничился беспокоящим артиллеристским и миномётным огнём. Смена двух батальонов 215-го полка 267-й дивизией (которая должна была начаться ещё 4.12.) происходит с вечера 5.12., после того, как 4-ю танковую группу попросили ещё раз вмешаться и надавить на VII корпус.
У 87-й дивизии противник подтянул новые силы и с полудня атаковал Палицы по меньшей мере двумя батальонами. Населённый пункт горит. Также по одной роте атаковали в полосах 185-го и 173-го пехотных полков, но были отбиты. Потери высоки. Случаи обморожения возрастают.
У 252-й дивизии день прошёл спокойнее, чем накануне. Здесь была отбита только одна атака, проводимая ротными силами из Захарова против правого фланга. Вечером, в соответствии с приказом, дивизия планомерно своим правым крылом отходит от Покровского, сохраняя при этом Воронино позади новой линии обороны.
К вечеру IX корпус смотрит в будущее с большой озабоченностью. Предстоящей ночью и в завтрашний день русский натиск сдержать, по всей видимости, ещё получится. Однако чрезмерное измождение людей и ежедневные потери от обморожений, если мороз не ослабеет, вынуждают немцев опасаться худшего.
Отдел разведки и контрразведки IX корпуса доложил в аналогичный отдел 4-й танковой группы:
«Подтверждается присутствие перед фронтом корпуса 601-го стрелкового полка в составе всех трёх батальонов. Перед 252-й пехотной дивизией замечен 175-й полк (при этом, кажется, речь идёт о «полке выздоравливающих»). Вражеские части перед фронтом корпуса сильно перемешаны. К примеру, одной только 78-й пехотной дивизией за вчерашний день захвачены пленные, принадлежащие пяти различным стрелковым дивизиям. Радиоперехват за период 23.11.–1.12 показывает, что в районе западнее Москвы русскими мало используется радио (так как они располагают здесь, по-видимому, очень широкой телефонной сетью). Радиодисциплина у русских хорошая. Более активный радиообмен ведётся ими в районе Тулы и на севере от Москвы. В критических ситуациях важные оперативные команды передавались по радио легко расшифровываемыми кодами».

Ночью артиллерия противника ведёт незначительный беспокоящий огонь по фронту VII армейского корпуса Вильгельма Фармбахера, однако русские разведгруппы действуют достаточно активно. На участке 197-й дивизии такая группа в количестве примерно 35 человек проникла в юго-восточную часть Григорово. Немецкой контратакой населённый пункт очищен от неприятеля.
Кроме того, ночью многочисленные русские самолёты сбрасывают зажигательные и фугасные бомбы на некоторых участках полосы корпуса. Деятельность авиации противника в течение дня продолжает (особенно в полосе 7-й дивизии) оставаться очень активной.
Около 9.00 ч. скопление неприятеля выявлено в лесу восточнее Мякишево. Оно эффективно устраняется.
Около 11.00 ч. начальник штаба VII ак полковник Кребс принимает участие в совещании в танковой группе, на котором обсуждается занятие так называемых зимних позиций. В оценке положения (которое докладывается в 13.30 ч. по телефону в танковую группу) корпус указывает на то, что с тремя ослабленными дивизиями, входящими в его состав, он не сможет атаковать в ближайшем будущем. Полоса обороны составляет 42 км.
Кроме нескольких вражеских ударов ротными силами по фронту 267-й дивизии, которые отражаются артиллерийским огнём, других заметных событий в течение дня не отмечено. 487-й полк 267-й дивизии принимает очередной участок от 78-й дивизии с левой границей северо-западнее Ново-Александровского.
Начальник оперативного отдела штаба VII корпуса майор Максимилиан Лейер и командиры соединений 6.12. должны собраться на совещание в корпус для обсуждения решений, принятых сегодня (5.12.) в танковой группе.